"Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой ее гранит..."

А.С. Пушкин. Медный всадник.


    Извините за приевшийся многим со школьной скамьи эпиграф, но Санкт-Петербург действительно красивейший город России (хотя, возможно, на этот счет есть и другие мнения). Поэтому он на протяжении нескольких веков привлекал внимание художников разных жанров и стилей. В этом сете сделана попытка посетить вместе с ними основные достопримечательности города и узнать как эти места, улицы, мосты, набережные и здания выглядели когда-то. Это путешествие будет сопровождаться кратким описанием достопримечательностей Санкт-Петербурга. Куда же без этого. Но справедливости ради нужно сказать, что в Интернете существуют гораздо более подробные описания этих мест и на часть из них будут даны ссылки. Данный материал не претендует на исчерпывающую полноту. Но, возможно в описанном выше сочетании он будет представлять интерес для путешественника по пространству и времени, в том числе для туриста, оказавшегося сегодня в том или ином месте Санкт-Петербурга.

    В начале немного об авторах (художниках, граверах, литографах). Если эта информация не очень интересна читателю, а есть желание сразу осмотреть достопримечательности города и узнать их историю, переходите сразу к просмотру мест сета.

    В рамках темы уместно будет начать с Петровской эпохи.  И если важнейшим из искусств в XX  веке, как известно, было кино, то в Петровскую эпоху это была гравюра, поскольку именно она позволяла тогда тиражировать изображения. Поэтому обратимся прежде всего к граверам братьям Ивану (1667-1745) и Алексею (1682-1751) Зубовым сыновьям иконописца Федора Зубова. Собственно в разрезе нашего повествования нас будет интересовать только Алексей, работавший в Санкт-Петербурге с 1711 по 1730 годы. Его не без основания называют основоположником русской гравюры. Сначала он обучался иконописи в Москве в Оружейной плате, в которой работал его отец, затем гравировальному мастерству у приглашенного Петром I для работы в России голландскому граверу Адриану Шхонебеку (Схонебеку). Работы Зубова отличает монументальность, эпичность и эпохальность. В Питере он создает, пожалуй, свои лучшие гравюры "Васильевский остров в Санкт-Петербурге" , "Баталия близ Гангута 25 июля 1714", "Панорама Санкт-Петербурга" и другие. Известными граверами этих лет можно считать также Григория Аникеевича Качалова (1711-1759), Ивана Алексеевича Соколова (1717-1757), Филиппа Егоровича Маттарнови (1714-1742) - учеников известного немецкого гравера Х-А Вортмана, приглашенного в Санкт-Петербург первым секретарем Российской академии наук И.Д. Шумахером. Учение видимо было не простым поскольку Вортмана два раза увольняли из академии  "за многое гуляние". А как иначе, если сам покровитель Вортмана Шумахер был уличен в растрате казенного спирта (и уличен, говорят, не без участия М.В. Ломоносова). Но, как известно, художника обидеть может каждый. Так или иначе, Вортманн оставил в России не только ряд своих произведений, но и целую плеяду учеников. Среди других талантливых художников того времени нужно также упомянуть ученика упомянутого выше Ивана Соколова Ефима Григорьевича Виноградова (1725?-1769) и, особенно, бывшего в значительной степени самоучкой Михаила Ивановича Махаева (1718-1770). Нужно сказать также и о стоящем несколько особняком сыне дворцового дьячка Алексее Ивановиче Ростовцеве (1690-1746) ученике московского картографа и сподвижника Петра I Василия Киприанова. Кроме гравюр Ростовцев был известен как мастер изготовления редких в то время русскоязычных глобусов. Каждый, кто испытывал муки выбора подарка начальнику, поймет всю ценность такого умения.

    Двигаясь дальше по оси времени отмечаем, переезд в Санкт-Петербург в 1778 году шведского художника Бенжамена Петерсена  (1748-1815). Работал он в основном в интересующем нас жанре городского пейзажа и за время пребывания в городе создал более 100 акварелей и полотен с изображением Санкт-Петербурга. При Павле I он даже был официальным придворным живописцем. Но он не терял и связи с родиной, в 1798 году став членом Шведской академии искусств. Практически современником Петерсена был один из основоположников русского городского пейзажа Федор Яковлевич Алексеев (1753-1824). Сын сторожа здания Академии наук, он обладал незаурядным художественным талантом, блестяще окончил Императорскую академию художеств, по государственной стипендии стажировался в Венеции. За пейзажи Санкт-Петербурга получил звание академика, до конца жизни преподавал в Академии художеств. При всем при этом, как ни прискорбно об этом писать, скончался он в бедности и был похоронен за казенный счет.   Учеником Алексеева был, считающийся одним из столпов российской живописи, Максим Никифорович Воробьев (1787-1855), в свою очередь, оставивший нескольких выдающихся учеников. Учеником Воробьева был, в частности, литограф и акварелист Василий Семенович Садовников (1800-1879). Садовников был крепостным и вольную получил только в 1838 году, будучи уже довольно известным. Но нужно сказать, что не все художники тех времен были крепостными, детьми сторожей и дьячков. Чем дальше мы продвигаемся по оси времени, тем почетнее становится труд художника и тем, пожалуй, чаще попадаются среди них персоны с родословной.  И среди них нам встретится князь Григорий Григорьевич Гагарин, участник нескольких военных походов, генерал-майор и  вице-президент Императорской академии художеств. Далее нужно непременно упомянуть отца и сына Беггровых - Карла Петровича (1799-1875) и Александра Карловича (1841-1914).  Карл Петрович, немец по происхождению (изначально Карл-Иохим Беггров), родился в Риге и учился в Императорской академии художеств (и стал впоследствии академиком) у уже упомянутого Максима Никифоровича Воробьева. Создал ряд пользовавшихся большим успехом альбомов литографий: "Виды Петербурга и его окрестностей", "Торговцы разносчики" и акварелей "Виды Финляндии" и других. Начинал он свою трудовую деятельность в первой частной русской литографической мастерской своего старшего брата Ивана (Иоганна) Беггрова. Но поскольку, последний, видимо, больше тяготел к организаторской деятельности, а не к творчеству, его собственных литографий мы тут не приведем. Для непосвященных, каким долгое время был (а во многом и остаюсь) и я, скажем, что литография, во-первых, не такой уж древний вид искусства, изобретена эта техника была то ли в 1796, то ли в 1798 году, а во-вторых, литография редко бывает продуктом одного автора. Как правило, авторов как минимум двое: один рисует, второй (собственно литограф) переносит рисунок на литографский камень (а ныне на металл). В случае К. Беггрова его соавторами были в основном художники К.Ф. Сабат (1782-1843) и С.П. Шифляр (1786-1840). Первый рисовал здания, второй - фигурки людей, лошадей и т.п. (так называемый стаффаж, а по нашему "оживляж"). Но, нужно сказать, что у всех троих были и многочисленные индивидуальные произведения. Скажем, С.П. Шифляр был штатным живописцем Дирекции императорских театров, Императорского фарфорового завода, Главного штаба императорской армии. О К.Ф. Сабате известно меньше, но, говорят, он часто фактически руководил коллективными работами по изготовлению литографий. Но, вернемся к Беггровым. Александр Беггров родился в Петербурге и учился в Николаевском инженерном и Морском инженерно - артиллерийском училищах. Начинал свою трудовую деятельность со службы во флоте, участвовал в нескольких плаваниях, одно из которых закончилось кораблекрушением у берегов Дании. Довольно поздно, уже под 30 лет, он поступил в Императорскую академию художеств, где учился, в том числе, у М.К. Клодта. После окончания академии он возвращается к морской службе (правда уже в чине заведующего чертежной мастерской Адмиралтейства), участвует в кругосветном плавании на фрегате "Светлана".  Пережитое кораблекрушение не отвратило его от моря. В 1784 году А. Беггров выходит в отставку и полностью посвящает себя живописи. Живет попеременно в Париже (где знакомится с И.Е. Репиным и К.А. Савицким) и Петербурге, снова совершает кругосветное путешествие на том же фрегате, успешно участвует в выставках в России и за рубежом. В 1878 году он принимает почетную должность художника Морского министерства, а позднее становится академиком Императорской академии художеств. Уже будучи тяжело больным, в 1912 году он пожертвовал огромную по тем временам сумму 63900 рублей "бедным художникам, их вдовам и сиротам".  Упомянем, наконец, уже наверняка уставшему читателю о другом незаслуженно забытом ученике М.Н. Воробьева  Федоре Федоровиче (Фридрихе Генрихе) Баганце. (1834-1873). В Википедии он упоминается как единственный русский художник, совершившейся кругосветное путешествие (что, как мы только что узнали, не совсем верно). Он работал в основном в жанре акварели и был известен, прежде всего, как замечательный маринист. В контексте же нашего материала особый интерес представляет его Петербургский альбом из 28 городских пейзажей.


Полезные ссылки:

Привет Питер

Прогулки по Петербургу

iPetersburg

Artemis